Рустем Галеев в альманахе Литературная Америка. Рустем Галеев

Рустем Галеев в Москве: 15.09.2017 21:00:16

Рустем Галеев

Автор:  Рустем Галеев

Счастье ищут на торных дорогах

                     Из письма А. Пушкина

Жениться к тридцати, от скуки,
Под пятьдесят заплыть жирком,
Да так, что бывшие подруги
Узнали бы тебя с трудом.
По вечерам прийти с работы,
Жене невнятно проворчать,
И быстро поедая что-то,
В сыновью заглянуть тетрадь.
Зато – семья: хозяйство, дети,
Жена опять-таки. Уют.
И твердо знать, что перед смертью
Воды напиться принесут.
В гостях сидеть в молчанье важном,
С друзьями - крепко выпивать,
И красоту фигурки каждой
Пытливым взглядом провожать.
С людьми держаться правил строгих,
Дожить до девяноста лет
И  - может! - с мыслию о Боге
Закончить путь свой на земле.

Вся эта ложь, вся эта правда,
Весь этот бред, вся наша жизнь - 
Не самый худший выход, право,
И этой стоит дорожить,
Затем что торные дороги
В конце куда-то да ведут.
И знает кто, на чьем пороге
Последний обретешь приют.   



Почему поэт любит осень

                 (прогноз погоды)

Изматывающая летняя жара осталась позади,
Равно как и хлопоты по уборке урожая,
Днем от 15 до 20 градусов тепла, ночью до плюс 10 –
Это приятно и не раздражает.
Желтый цвет благотворно влияет на нервную систему,
Успокаивает и нормализует работу сердечной мышцы,
В голову лезут умные мысли, но вместе с тем
Это светлые, чистые, одним словом - хорошие мысли.
Солнце светит уже не так ярко как летом,
Что, кстати говоря, гораздо полезней,
Так как уменьшается риск облучения ультрафиолетом
И предохраняет от многих ненужных нам болезней.
А витамины?! 
Как можно переоценить их положительную роль?!
Апельсины и яблоки, абрикосы и груши –
Какие прекрасные и возвышенные слова. 
И … сигареты и алкоголь…
Они только омрачают поэтическую душу.
Окрепший организм охотно реагирует на всяческую чушь,
Как-то: красивое здание, закат или блондинка за углом,
Гонится за ней и предъявляет свое нетерпеливое «хочу».
Впрочем, это все пройдет. Да и быстро притом.

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Аркадий, будь неумолим,
Души прекрасные порывы.  

                   ***
Александр Сергеевич без стука заходит в мой дом.
Александр Сергеевич без спроса берет мой wine.
Александр Сергеевич улегся на мой диван.
Александр Сергеевич?! О, он чудесно себя чувствует на нем!

Александр Сергеевич мило пошлит за обедом.
Александр Сергеевич бодро отходит ко сну.
Александр Сергеевич… Нет, только не это –
Александр Сергеевич любит мою жену!

Александр Сергеевич сё!
Александр Сергеевич то!
Александр Сергеевич ходит в моём пальто!
Он ходит в пальто по берегу реки.
Ожидаемый финал: Александр Сергеевич пишет мои стихи!
Стихи печатаются в альманахе «Литературная Америка» под псевдонимом Рустем Галеев,
Меня забирают в психушку с диагнозом «острая шизофрения»,
А Александр Сергеевич…
без стука заходит в мой больничный люкс.
Александр Сергеевич небрежно бросает: «Ну, как дела?!»

Ничего.
Хорошо.
Как-нибудь и без вас обойдусь!

             

 Почему человек приручает птиц?

(опыт дидактической поэзии)

Почему человек приручает птиц?
Это было бы выгодно нам и им,
Они, например, нам охрану границ,
А мы их достойно отблагодарим:
Питание, крыша над головой,
Детские ясли, знаки отличья
(что-нибудь вроде «небесный герой») –
Права, я скажу, далеко не птичьи.
А они могли бы прокладывать курс,
Указывать расположение рыбы,
Позировать для произведений искусств,
А что, не могли бы?! Конечно могли бы!
Они могли бы следить за улицей,
Если что-то не так – бегом в милицию,
Но не приручаются. Разве что курицы.
Но курица, как известно, не птица.
Бесспорно, что я человек толковый,
Понимаю, коровы там, овцы – да!
Но соловьи, но щеглы, но совы.
Видно мне рано соваться туда.
И разве можно принизить небо,
Приручить чайку, вообще чайку,
Разве эти крохи дешевого хлеба,
Нам не милее казенной пайки?! 

Но опыты в этом направлении 
Ведутся…


***
Твое хобби – читать молодые сердца,
И глядишь, и меня ты прочтешь до конца.
Перспективный поэт,
Мир, которого нет,
Электрический свет,
Вот и кончен сонет.
И что ты прочитаешь, ты знаешь сама,
Но, заметь, мы с тобой дописали роман,
Где в начале – финал,
В середине – финал,
Где пролог запоздал…
И герой запоздал.


***
Ты сказала: «Пойдем»,
                      и я побежал за тобой.
(Красивые женщины, интересные люди…)
Мы шли-шли, наконец мы пришли, бог ты мой! -
Какая-то девочка, какой-то подъезд…
Бог ты мой, что я делаю здесь?!
На земле?!
Что я делаю здесь?! Для чего я на свете рожден?!
Почему я ношу это имя?!
Как я только подумал, что все это было не сон?!
Бог ты мой, 
неужели это было не с ним, и не с ними –
Со мной?!
Неужель это я стоял на ветру
И кричал,
Что я никогда не умру?!
Но…
Гаснет свеча на ветру…
Гаснет свеча.
Проснулся, а у нас тут праздник - «Ура-урожай»,
Рабочие вешают лозунг – «Курбан–байрам».
Наш бабай – самый лучший в мире бабай.
Наш сарай – это дворец, а не сарай.

Всё было не так 

(опыт современного сонета)

Любя Офелию, Ромео принял яд.
Офелия сошла с ума и умерла.
Он предлагал ей пропасть и разврат.
И этим передернул удила.

Когда пришла пора больших наград,
И рядом положили их тела,
Она сказала: «Жалко умирать.
Грешно признать, но жизнь была мила».

Они живут и нынче – в энный срок.
Она, и он, и их тридцатый дог.
Я заходил, бывало, к ним под вечер.

Ромео говорил мне: «Здравствуй, брат»,
Затем он выпивал свой яд.
Офелия шептала: «Где же свечи?».

Телеграмма

ДОРОГАЯ ЛЮБИМАЯ И КТО ЕЩЕ ТАМ
НЕНАГЛЯДНАЯ И ШУ-ШУ-ШУ
ЭТОТ РАННИЙ ЧАС ДЛЯ ЗВОНКОВ И ТЕЛЕГРАММ
И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ ВСЕ РАВНО Я ТЕБЕ ПИШУ
ПОЗДРАВЛЯЮ ТЕБЯ ДНЕМ РОЖДЕНИЯ Я
ОЧЕНЬ РАД ЧТО ВСЕ ТАК СЛУЧИЛОСЬ
СЛАВА БОГУ ЧТО РЯДОМ ТОБОЙ НЕ Я
Я ТАК ДУМАЮ ТЫ ОТ ЭТОГО ТОЛЬКО БЫ ИЗМУЧИЛАСЬ
МЕНЯ ПУРГАН БУРАГАН ДУРАГАН
ОПУСКАЮ СТАКАН
ОПУСКАЮ СТАКАН ЗА НАН (*)
ПРИЕХАТЬ НЕ МОГУ
УТОПАЮ ТЕМНОМ СНЕГУ Я
ТОМ САМОМ СНЕГУ
КОТОРОМ Я ТЕБЕ ТОСКУЯ

*вероятно опечатка (прим. автора)



***
          (возвращаясь в город)

Я люблю это время, часы и минуты,
Перегоны, поля, разговоры, шутки,
Ощущение сытости,
Запах мороза,
Сошедшего к нам реализацией воздуха.

И сам это воздух, густой и хрустальный -
Раствор, из которого скоро родятся кристаллы.

И я наблюдаю движение в этом растворе,
Как кристаллизуются и воплощаются в форме
Поля, тротуары, события, люди, машины,
Все то, чего не было здесь, и только что здесь совершилось.
Вот (что это?) в чаше какая-то жидкость,
С краю от чаши приложена веточка жимолости.
И подпитый бармен - непризнанный гений
Ресторана «Последняя осень», что вечно бывает закрытым -
Объясняет мне: «Это?!
Это коктейль «Осенний».
Коктейль «Осенний» - это наш фирменный напиток».

О, «Осенний коктейль», ежегодное празднество хмеля!
Где жимолость, воздух, вода – вот и вся рецептура коктейля!
И ты пьешь эту влагу горячую с привкусом спирта.
И ты до сих пор почему-то еще не упился.

Мои друзья

Сколько бы там ко мне ни липли,
Что бы там со мной ни произошло,
Господа, мои друзья - не липа,
Мама, мои друзья - не фуфло.
Мои друзья  - люди искусства, это
Не так престижно, но тем не менее.
Мои друзья - молодые поэты,
Философы, артисты, музыканты, гении.
Они парят высоко над проблемами быта,
Их на мякине просто так не проведешь,
Господа, мои друзья – элита,
Мои друзья – золотая молодежь.  
Мои друзья – светлые головы,
Им памятники ставить давно пора,
Мои друзья страшно толковые,
Талантливые, сметливые, хип-хоп-ура.
Господа-товарищи, поймите главное,
Это ничего, что они выглядят странно так,
В их головах ай-ай какие планы,
Они уже выбрали себе о-го-го какие места!
Это пусть другие там думают «или-или»,
Тыкаются в поисках смысла как слепые котята.
Мои друзья давно все решили,
Они знают точно, чего хотят.

И вообще, планета наша,
Как ни мучайся и ни крути,
Напоминает коммивояжера,
Обдолбавшегося в пути.


Уличный музыкант

- А о чем он поет? 
- О розах.
- А еще?
- А еще о морозах, что эти розы сгубили.
О юге поет, о пальмах,
О красивых до боли павах,
Улегшихся на пляже, 
О море поет, о море
(о волос ее светлых море,
Где ему утопиться хотелось).
О воле поет, о воле.
А еще он поет о Боге.
Как алмазы блестят на дороге,
Когда ты выходишь рано
Погоняемый – да-да! – дорогой.
Что скоро будет очередная осень.
Что маляр, зараза, обрызгал известкой,
А он до сих пор ее с висков не отмоет.
А народ сегодня на редкость напряжный,
Особенно вон тот - выпучил зенки.
Опять, наверно, из христианской секты кого-то занесло.
Что его жена не любит.
И вообще никто не любит.
Да и кому он нужен, старый.

Я, конечно, подойду.
Я, конечно, постараюсь хоть что-то изменить.
Не хочу такого конца в моем стихотворении.
Ей богу, не хочу


***
У этой местности такая 
Старинная история,
Здесь всюду прошлого следы,
Куда ни кинешь взгляд.
Здесь все закончено,
И кажется, что вскоре
Не то что камни здесь – 
И пни заговорят.

Сюда мы прибыли недавно –
День с полтиной,
А кажется – полжизни протекло.
По этой улочке быть может
Гулял Ботвинник.
А также – очень может быть – 
Захаживал и Блок.

А вот, смотри, какая
Тенистая аллея.
Здесь мог быть Циолковский, Пастернак.
Под этим деревом быть может 
курил Галеев.
А здесь, наверное, сидел
И пил вино Бурнаш.

Здесь были все –
От Пушкина до Васи,
Который написал, что он был здесь.
Здесь были катастрофы, катавасии,
Кошмары, войны – и не перечесть…

А нынче мы с тобою здесь вдвоем гуляем.
Гуляем, пьем, целуемся без счета.
И ничего вокруг не понимаем.
И понимать нам, в общем, неохота.

Вокруг нас говорят слова –
Все больше слово «Слава»
Чем слово «Смерть» 
И слово «Божество»

Смотри!
Там только что прошелся Окуджава.
Он только что был здесь.
И нет его.

Какая все-таки история
У этой местности.
Здесь всюду прошлого следы,
Куда не кинешь взгляд.

А вот и Евтушенко с Вознесенским
Они вон там, за столиком сидят. 


***
Есть в человеческой природе
Черты зависимости той,
Что в каждом времени находит
Свое обличье, образ свой.

И в человека углубиться –
Как тлю увидеть в микроскоп:
Энциклопедии страница
По описанию веков –

Все эти мысли, чувства, даты,
Событий голос, голос твой.
И все мы, в сущности, солдаты
Своей эпохи мировой.

И человек в своем пороке
И добродетели своей
Есть весь дитя своей эпохи
И… непреклонности пред ней.

А дальше-больше – не надейся.
Продукт развития, а там
За воспитанием, за детством –
Ничто, отверзлость,  пустота.

Душа моя, пустое место,
Как зачарованный тобой,
Не нахожу ни сил, ни средства
Сравниться с этой пустотой.


        ***
Вот и осень. Я ловлю
Крик последних менестрелей.
Задержались улетать – 
возвращаться не хотят.
Что поделать?! Журавлей
Повторился мудрый гений,
Шампиньонов и опят,
Кленов, ясеней, рябин.

Вот и осень. Я ловлю
Ритм ненужного напева.
Золотой зеленый шар
Улетает… улетел,
Растворяясь в синеве
Словно жаворонок в небе,
Что немного и совсем
Не увидишь ничего.


(Опыт публичной лекции)

Господа поэты!
И иные здесь прочие.
К вам я обращаюсь.
И все такое.
Поэзия – это не рифмованные или ритмованные строчки.
Поэзия – это нечто совсем другое.
Конструкция, композиция и контрапункт, 
Направление главного удара и отвлекающие операции –
Вот в чем суть поэзии,
Вот где труд.
Поэзия, прежде всего, это некая абстракция.
Отношение. Дробь. То есть то, что нельзя никогда пощупать
Руками. Например, план дома -
Разбирать его по частям глупо.
Стихи есть лишь реализация (удачная или не очень)
Поэтического приема. 


                      ***
1.
Не люблю карикатуры.
Все унылы, все сутулы, 
Солнце – белое пятно,
Обведенное овалом – 
Черно-белое кино.
Черно-белого – навалом!

То ли дело акварели -
Полусвет, полутона,
То, какой нам в самом деле
Вся природа создана.

Переходит вечер в утро
Незаметно так. Как-будто
Не часы на стенке ходят.
Мы по времени проходим

2.
Надоели акварели!
С акварелей – одурел я!
Подавай-ка мне гуашь!
Яркой желтой, синей, красной
Ультра-экстра-супер краской
По стене рукой размажь.

Чтобы каждому понятно
Стало вдруг, что эти пятна -
Не продукт высоких сил – 
Мастер руку приложил.

Возврат к списку